Образ
Если Вы являетесь членом научного сообщества и имеете свою точку зрения, отличающуюся от многих других, то Вы обязаны, придерживаясь научных правил, обосновать свою точку зрения, показать ошибочность точек зрения других авторов, указав при этом методологические принципы, которыми Вы руководствовались, развивая свою точку зрения.

§ 2. «Учитель – ученики»

Обратимся ко второму виду учебного отношения «учитель – ученики», где в учебной деятельности участвуют учитель и много (несколько) учеников.

Переход от отношений «учитель – ученик» к отношениям «учитель – ученики» мог быть вызван несколькими объективными причинами. Так, например, человек, исполняющий обязанности учителя, не мог обеспечить свое материальное существование, обучая только одного ученика, и вынужден был обучать несколько учеников. Рассмотрим возможности учителя обучать несколько учеников.

Если одно учебное занятие длится 45 минут, то учитель за один рабочий день мог бы иметь только восемь учеников, уделяя каждому в отдельности одно учебное занятие (урок), независимо от того, сколько учебных предметов может вести учитель. Учитель может сам приходить к каждому ученику в назначенное время или каждый ученик приходит к учителю в назначенное время. Если учитель ведет восемь различных учебных предметов или ведет один учебный предмет для восьми учеников, каждый из которых находится на разных этапах изучения учебного предмета, то в этом случае он должен готовить восемь различных учебных материалов и восемь домашних заданий к каждому занятию (уроку).

Допустим, что учитель ведет один учебный предмет и начинает учебную деятельность (изучение предмета с нуля) с восемью учениками, каждый из которых приходит к нему в разное время, или сам учитель приходит к каждому ученику. При этом выясняется, что для восьми учеников учитель готовит один учебный материал (1) и одно домашнее задание (4), тогда как в предыдущем случае он вынужден был готовить восемь различных учебных материалов и восемь различных домашних заданий для каждого из восьми учеников. Таким образом, учитель имеет восьмикратную экономию физических сил и времени при исполнении первого и четвертого видов учебной деятельности.

Выполняя второй вид учебной деятельности – предъявление учебного материала (2), учитель вынужден предъявить каждому из восьми учеников один и тот же подготовленный им учебный материал и организовать для каждого ученика одно и то же домашнее задание (4).

Осуществляя опрос (6), учитель обрабатывает продукт ученика и, проверяя выполнение одного и того же домашнего задания у каждого из восьми учеников, охватывает каждого из них всеми необходимыми видами учебной деятельности. Если учебный материал учениками усвоен идентично и они проявили одинаковое непонимание и неумение при опросе, это позволяет учителю дать всем ученикам то же самое (одинаковое) домашнее задание, а в случае должной степени усвоения перейти к предъявлению нового учебного материала. При этом учитель совершенно естественно реализует основной принцип дидактики «от известного к неизвестному» и у него нет объективных препятствий для соблюдения этого принципа, поскольку учебное время, отведенное для каждого ученика, он расходует на каждого ученика.

Если же идентичности в овладении учебного материала нет, а полученные в результате опроса данные о качестве домашнего продукта ученика различны, то они вынуждают учителя готовить разнообразные для каждого из восьми учеников специальные домашние задания и новый учебный материал. Здесь же впервые возникает необходимость ведения фиксированного учета результатов опроса, так как хранить в памяти (в своей голове) массу различий в усвоении учебного материала многих учеников становится обременительным и неэффективным, чтобы на основе учтенного материала принимать обоснованные педагогические решения.

Итак, учитель занимается с несколькими учениками и находится в действительных отношениях «учитель – ученики», но форма учебной деятельности, реализующая такие отношения, фактически является копией формы, в которой реализуются отношения «один учитель – один ученик». В этих условиях все действия учителя направлены на каждого ученика в отдельности, и каждый полностью охвачен всеми необходимыми видами учебной деятельности. То есть учебная деятельность полноценно охватывает каждого из восьми учеников!

Но рабочий день учителя, состоящий из восьмикратного предъявления одного и того же учебного материала и домашнего задания, однообразен, монотонен и утомителен. Такая работа приводит к угнетению психики, и восьмикратный выигрыш в силе и времени, достигнутый при подготовке учебного материала, оказывается малозначимым.

Поэтому совершенно естественно возникает и происходит объединение этих восьми учеников, представляющих однотипную группу, в одном месте и в одно и то же время, что позволяет учителю предъявлять учебный материал и домашнее задание сразу всем ученикам. Благодаря такому объединению, учитель оказывается освобожденным от однотипной работы и от семи уроков, которые он должен был дать, если бы ученики не были объединены. При этом открывается особенность второго вида деятельности учителя (2), которая заключается в том, что количество учеников зависит уже не от индивидуальных возможностей учителя, а от размеров аудитории, ее акустики, от современных технических достижений и информационных систем связи, которые позволяют одному учителю предъявлять учебный материал многим тысячам учеников.

Вместе с тем объединение учеников в группу явилось конкретной формой дальнейшего развития отношений «учитель – ученики». Но при этом форма учебной деятельности, реализующая эти отношения в объединенной группе учеников, фактически остается копией формы, которая реализовывала отношения «один учитель – один ученик».

Таким образом, выполняя первое занятие, где учитель проводит деятельность по предъявлению учебного материала (2) и организации домашнего задания (4) с объединенными в группу (класс) восемью учениками, он практически не испытывает особых трудностей. Все ученики (и каждый в отдельности) имеют возможность воспринимать предъявляемый учебный материал, а учитель имеет возможность воспринимать всех учеников и даже каждого в отдельности. Но, видимо, не так четко и полно, как это имеет место в отношении «один учитель – один ученик». При предъявлении учебного материала одновременно многим ученикам и организации работы с этим материалом учитель не может быть полностью уверен в том, что все ученики (и каждый в отдельности) воспринимают и переживают именно предъявляемый учебный материал.

Приступая к осуществлению второго занятия, учитель, согласно сложившейся форме (системе) учебной деятельности, как и все следующие учебные занятия, должен начинать с деятельности по опросу (6), т. е. с установления степени владения учебным материалом, который был предъявлен на предыдущем уроке. В ситуации объединения учеников оказывается, что испытанное временем средство – опрос – не позволяет учителю применить его ко всем ученикам в одно и то же учебное время. При опросе (проверке выполнения домашнего задания), с которого как обычно начиналось второе учебное занятие, возникают первые трудности новой системы отношений «учитель – ученики». Если в группе восемь учеников, то учитель не может одновременно опрашивать всех, он это может сделать только поочередно. Это значит, что при опросе одного ученика оставшиеся семь учеников оказываются вне внимания учителя и вне этого вида учебной деятельности. Но можно предполагать, что ученики активно слушают опрос одного ученика и совершенствуют свои знания и умения. Это возможно, но пока лишь как предположение или желание, чтобы было именно так.

На самом деле активными в ситуации опроса могут быть единицы из способных учеников. Если в группе только восемь учеников и на опрос одного ученика учителю требуется 15 минут, то на опрос восьми учеников потребуется 120 минут. Это значит, что каждый ученик, находясь в группе, 105 минут находится вне учебной деятельности. Если на опрос одного ученика учитель выделит 5 минут, то на опрос всех (восьми) учеников потребуется время всего урока, а каждый ученик 35 минут будет находиться вне учебной деятельности. И все же каждый из них все-таки может быть ежедневно опрошен и вовлечен в учебную деятельность, хотя и теряет часы учебного времени.

Обнаруженная проблема опроса[1] в отношениях «учитель – ученики» фактически отсутствовала в отношениях «учитель – ученик». Но в отношениях «учитель – ученики» эта, пока чисто педагогическая, проблема не была поставлена для решения, да и не было никакой необходимости в ее решении. Общество решало другую проблему – проблему увеличения количества образованных людей, удовлетворяющую потребности общества. Решение этой проблемы было осуществлено односторонним увеличением количества учеников на одного учителя, что и явилось объективным утверждением нового вида отношений «учитель – ученики».

Объективные причины и последствия изменения учебных отношений

Появление новых отраслей знания и новых производств приводит к необходимости увеличения содержания общего образования, и один учитель уже не может обеспечить передачу необходимой совокупности знаний и умений своим ученикам. Чтобы дать полноценное образование ребенку, общество должно обеспечить каждого ребенка не одним учителем, а несколькими учителями, для чего вынуждено будет отозвать из всех отраслей производства значительную часть взрослых для осуществления учебной деятельности и тем самым обречь себя на весьма скудное прозябание (существование). Общество, не имеющее возможности обеспечить каждого ребенка (ученика) одним учителем, сталкивается еще с необходимостью выделять уже несколько учителей для одного ученика. В этих условиях самодостаточная форма учебной деятельности с отношением «учитель — ученик» оказалась неспособной обеспечить потребности общества в образованных людях. Система учебной деятельности не устраивает общество. Возникает парадоксальная ситуация: чтобы не исчезнуть цивилизации, общество должно отказаться от самодостаточной и эффективной формы учебной деятельности.

Переход к классно-урочной системе, в которой за одним учителем закреплялось более десяти учеников, был революционным шагом в общественном образовании и выходом из кризиса. Система классов позволила закрепить за одним учителем много учащихся, а система уроков позволила в своеобразной форме разрешить проблему в потребности многих учителей для одного ученика, «закрепив» необходимое количество учебных предметов за каждым классом и за каждым учебным предметом отдельного учителя (специалиста) – учителя-предметника. Потребность во многих учителях для одного ученика положительно разрешилась.

Благодаря классно-урочной системе, большая часть детей, а в отдельных странах и все дети, получили доступ к образованию. А общество получило приток образованных людей и дополнительный импульс прогрессивного развития, обеспеченный образованными людьми. И отказ от эффективной формы учебной деятельности в отношениях «учитель – ученик» позволил обществу, как ни странно, получить дополнительный импульс прогрессивного развития. Это факт.

Но увеличение притока образованных людей не является достижением имеющейся в обществе образовательной системы. Конечно, поскольку образованные люди есть продукт образовательной системы, то прирост образованных людей есть и результат произошедших изменений в системе образования. Но изменения в образовательной системе вызваны были не педагогическими соображениями (ими как раз пренебрегли), а социальными решениями, которые поставили учителя перед необходимостью активизировать некоторые доступные ему особенности (функции) учебной деятельности. Поэтому результаты, удовлетворившие потребности общества в приросте образованных людей, рассматривались как следствие непедагогических решений. Резонанс этой односторонне удачной реформы продолжается почти пять веков, и каждая следующая попытка реформировать общее образование не затрагивала собственно педагогических проблем.

Количественное нарушение (изменение) одной стороны учебного отношения должно было привести к разрушению (изменению) структуры учебной деятельности с отношением «учитель – ученик», но этого не произошло. Структура была сохранена и продолжала функционировать в отношениях «учитель – ученики», хотя она фактически утратила свою самодостаточность. Положительные результаты, появившиеся в измененной системе образования, позволяли сделать парадоксальное предположение, что количественное нарушение одной стороны учебного отношения и утрата самодостаточности формы учебной деятельности явились причинами положительных результатов. На самом деле положительные результаты достигнуты не нарушением учебных отношений, а увеличением количества учеников.

Отказ от самодостаточной и надежной формы учебной деятельности с отношением «учитель – ученик» позволил обществу сделать доступным для большинства граждан получение необходимого образования. Доступность образования явилась условием, позволившим обществу, объединив на одной территории (аудитории) учебную деятельность многих людей, задействовать социальный (общественный)[2] ресурс и получить дополнительный импульс прогрессивного развития, как это имело место при кооперировании в производстве.

Объединение детей в учебные группы (классы) для исполнения учебной деятельности с целью овладения одним и тем же учебным материалом позволило возникнуть тому общественному контакту, который «вызывает соревнование и своеобразное возбуждение жизненной энергии… увеличивающее индивидуальную производительность лиц» – учащихся. Именно этот факт – объединение учеников (социально образованных детей) – обусловливает общественный контакт, благодаря которому в обществе при неэффективной и нарушенной системе учебной деятельности сохранилась способность к прогрессивному развитию. Эта особенность социума, которая независимо от того, правильно или неправильно организована деятельность (в нашем случае учебная деятельность), позволяет некоторой группе детей (учеников) овладеть содержанием учебной деятельности.

В новых отношениях «учитель – ученики» высокий результат обученности каждого ученика не мог стать потребностью общества, поскольку приток учеников увеличивал, соответственно, и приток образованных людей, что фактически удовлетворяло потребность общества в образованных людях. Таким образом, приток образованных людей нейтрализовал и компенсировал потребность в высоком результате обученности.

Высокий результат обученности не стал острой потребностью общества и в другие исторические периоды. А потребность в высоком результате сохранилась в форме «вечной проблемы», представляющей постоянное стремление к повышению результативности учебной деятельности. Эта проблема названа «вечной» потому, что в системе общего образования как прошедшего века, так и текущего, говорилось и говорится, что повышением результативности учебной деятельности занимается каждый учитель и каждое учебное заведение, хотя еще никогда и никому не удавалось объективно, т. е. достаточно обоснованно подтвердить, что результативность учебной деятельности повышается. Педагогическое сообщество не имеет средства, которое позволяло бы получать объективные данные, свидетельствующие о повышении результативности учебной деятельности. Но вместо того, чтобы найти такое средство, сообщество удовлетворяется поиском показателей, указывающих на повышение результата учебной деятельности, или успешности ученика. Этими показателями являются средний балл, соотношение 5 и 4 с остальными оценкам, количество учеников, которые победили в предметных олимпиадах, количество поступивших в высшие учебные заведения, количество положительных отзывов выпускников школы или их родителей и т. п. Но все эти показатели имеют субъективное содержание. Субъективизм оценивания высоких результатов, самостоятельно достигнутых отдельными учениками, формирует убеждение и укрепляет мысль о том, что высокий результат обученности для всех или большинства граждан недостижим. Чтобы доказать ошибочность данного убеждения или опровергнуть, необходимо средство, которое позволяло бы в каждый момент учебного времени (урок) иметь объективные данные о степени владения учебным материалом каждого ученика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>