Рецензия на книгу Писарева В.Е. и Писаревой Т.Е. «Теория педагогики»
Предлагаем рецензию на книгу, которая остро необходима российской педагогической науке. Авторам удалось выработать материал для нового воззрения на основные проблемы педагогики. Прорываясь сквозь потоки суждений, дефиниций, понятий об обучении, воспитании, образовании, им удалось подойти к решению основных проблем науки педагогики.

§ 5. Предмет науки педагогики

На отношение не раз указывалось как на предмет педагогики, но почему-то дело далее указания не продвигалось. Почему?

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим высказывание В. В. Краевского. В одной из статей он пишет: «…Если признать наличие у этой науки (педагогики. – В. П. и Т. П.) теоретического уровня, её предмет можно определить так: это система отношений, возникающих в деятельности, являющейся объектом педагогической науки» [75, c. 116].

Понятно, что, говоря об отношениях, возникающих в деятельности, он имеет в виду педагогическую деятельность и, следовательно, отношения тоже педагогические. Но в самой цитате признак «педагогический» для отношения и для деятельности погашен (отсутствует). Если автор имеет в виду деятельность безотносительно к педагогике, в общем абстрактном, а не конкретном смысле, то можно бы сказать, что предмет науки педагогики может содержаться в отношениях некоторой деятельности, не являющейся педагогической. Всего лишь незначительные допущения, но именно благодаря им выделяются условия, позволяющие определить предмет педагогики. Таким образом, предметом науки педагогики могут быть отношения, возникающие в деятельности, не являющейся педагогической. Отношения эти должны существовать до появления педагогического. Это соответствует пониманию об объективном предмете науки, представленному в нашем анализе проблемы «объект-предмет».

Педагогика является общественной (социальной) наукой, и в этом своем качестве, чтобы утвердить свой статус, определить свой специфический предмет изучения, она должна иметь принципиальное методологическое сходство в определении предмета изучения с другими общественными науками. В чем должно состоять это принципиальное сходство с социальными науками?

Обратимся к политической экономии, где специфика общественных наук относительно того, что они изучают, представлена более корректно и четко. «Политическая экономия начинает с товара, с того момента, когда продукты обмениваются друг на друга отдельными людьми или первобытными общинами. Продукт, вступающий в обмен, является товаром. Но он является товаром только потому, что в этой вещи, в этом продукте, завязываются отношения между двумя лицами, или общинами, отношения между производителем и потребителем, которые здесь уже более не соединены в одном и том же лице. Здесь мы сразу имеем перед собой пример своеобразного явления, которое проходит через всю политическую экономию и порождает в головах буржуазных экономистов ужасную путаницу: политическая экономия имеет дело не с вещами, а с отношениями между людьми… но эти отношения всегда связаны с вещами и проявляются как вещи» [112, c. 498 – 499]. Если социальные науки имеют дело не с вещами, а с отношениями между людьми, то и педагогика, как социальная наука, должна иметь дело не с людьми и вещами, а с отношениями между людьми. Эти отношения и должны стать предметом изучения педагогики.

В настоящее время считается, что педагогика занимается людьми[1], что именно человек, ребенок является предметом педагогики и предметом педагогического воздействия. И хотя, с точки зрения социума, человек объективно не является предметом (вещью), предметное отношение к нему все еще имеет место в педагогике. Но как политическая экономия не с вещами имеет дело, а с отношениями между людьми, так и педагогика, по нашему мнению, должна иметь дело не с человеком, а с отношениями между людьми. Говоря, что предметом науки педагогики должны быть отношения между людьми, мы указываем (выделяем) не предмет педагогики, а объект – область нахождения предмета и принципиальное сходство предмета педагогики с предметами других социальных наук.

Из многообразия отношений между людьми необходимо выбрать те, которые действительно составляют предмет педагогики. Прежде всего, это должны быть отношения, которые сложились задолго до появления самой науки педагогики, что подтверждало бы их объективный характер и позволяло педагогике иметь объективный предмет изучения. Такими отношениями могут быть только отношения между взрослым и ребенком, между взрослыми и детьми. Объективной основой этих отношений являются реально существующее общество людей, взрослые и дети, взаимодействующие между собой.

Наличие объективной основы не означает, что любое взаимодействие взрослого и ребенка ведет к возникновению отношений, составляющих предмет науки педагогики. Не означает это и того, что любые отношение между взрослыми и детьми, взрослым и ребенком могут составить предмет педагогики. Только часть отношений взрослых и детей может представить предмет науки педагогики – это отношения взрослого и ребенка, возникающие при передаче социального опыта. Для появления таких отношений взрослые, владеющие опытом человечества (знаниями и умениями ими пользоваться), должны иметь цель передать необходимый опыт детям, но и наличие такой цели только у взрослого недостаточно для появления должных отношений. Чтобы появились такие отношения, необходима аналогичная по содержанию цель (желание) ребенка. И когда взрослый, стремясь достичь поставленной цели, начинает свою деятельность, организуя соответствующую деятельность ребенка, то совершенно естественно цель взрослого становится целью деятельности ребенка. Взаимодействие деятельностей взрослого и ребенка реализует отношения, возникающие при передаче социального опыта.

Таким образом, можно заключить, что деятельность взаимодействующих людей является проводником, или средством, благодаря которому возникающие отношения становятся реальностью и могут составить предмет педагогической науки. Именно эти отношения в реальной общественной жизни получили свое развитие в форме педагогической деятельности, а затем в формах учебной и воспитательной деятельности, что нашло свое отражение в педагогических категориях «обучение» и «воспитание». Развитие этих отношений привело общество к созданию учебно-воспитательных учреждений, где реализуются эти отношения, а их реализация становится предметом профессиональной деятельности взрослых.

Предмет – отношения взрослого и ребенка, возникающие при передаче социального опыта, – определяет и границы педагогики, предел действия этих отношений. Это означает, что отношения между взрослыми не составляют предмета педагогики. В реальной жизни, когда педагогика врывается в отношения между взрослыми, сталкиваемся с резким проявлением неприятия педагогического в этих отношениях. Взрослые сразу узнают педагогические отношения (воздействия) и отказываются их поддерживать, заявляя, что их не надо учить или воспитывать, что они не потерпят к себе такого отношения и что они давно вышли из того возраста, когда их можно было учить и воспитывать.

В дальнейшем педагогические концепции, фиксируя самостоятельность учебных и воспитательных отношений, привели к широкому распространению и использованию в обществе педагогических категорий «обучение» и «воспитание». И если после взаимодействия двух человек один из них демонстрировал владение теми знаниями и умениями, которыми владел только другой человек, то считается, что в данном взаимодействии имели место отношения, которые возникали при передаче социального опыта взрослого ребенку, т. е. отношения обучения и воспитания.

Таким образом, если удается зафиксировать, что в какой-либо деятельности кто-то овладевал каким-нибудь опытом (новыми для него знаниями и умениями), то это достаточное основание для утверждения, что в этой деятельности имела место передача данного опыта. То есть фактически утверждается, что в этой деятельности имели место учебные или воспитательные отношения независимо от того, была ли эта деятельность педагогической или нет. Обучением или воспитанием стали считать любую передачу опыта от одного человека к другому, любой факт овладения человеком новым для него умением пользоваться знанием без учета их возраста и необходимых для обучения и воспитания условий. Такие утверждения не всегда соответствует действительным отношениям обучения и воспитания, но, несмотря на это, они широко применяются в обществе и в науке педагогики.

В обществе и педагогическом сообществе укрепилось представление (мнение), согласно которому человек учится всю свою жизнь или должен учиться всю жизнь, о чем свидетельствуют и народные поговорки «век живи, век учись», «если учитель не учится, он перестает быть учителем». По этому представлению каждый индивид оказывается вечным учеником и вечным воспитанником. Но это, скорее всего, педагогический миф, ибо в реальности ребенок становится взрослым, а ученик, завершая обучение, становится мастером того или иного дела, переставая быть ребенком и переставая быть учеником. Если бы они оставались детьми, учениками и воспитанниками, общество давно бы уже исчезло с планеты.

На самом деле для распространения педагогических отношений на отношения между взрослыми имеется объективное основание. Это наличие в обществе взрослых, в различном объеме и в различной степени владеющих накопленным опытом человечества и умениями пользоваться современными для взрослых знаниями. Наличие такой основы не означает, что достаточно любого взаимодействия взрослых, имеющих различные объемы и степени владения социальным опытом, чтобы возникли отношения, составляющие предмет науки педагогики, – отношения обучения. Для появления учебных отношений необходимо, чтобы эти взаимодействия стали составной частью деятельности взрослых, с одной стороны, имеющих цель передать необходимый опыт, а с другой – имеющих цель овладеть этим опытом. Часть взрослых стремится овладеть необходимым для них опытом, а другая часть взрослых стремится им помочь. Это и есть непременное условие для реализации учебных отношений между взрослыми. То есть только тогда, когда взрослые желают и добровольно становятся учениками на некоторое время и учителями (в силу названных выше причин), тогда между ними возникают реальные учебные отношения.

Можно заключить, что не любая деятельность взаимодействующих взрослых является проводником учебных отношений. Дальнейшее развитие этих отношений привело общество к созданию специальных учебных учреждений для взрослых, где реализуются учебные отношения, а их реализация становится предметом профессиональной педагогической деятельности.

Развитие предмета педагогики или отношений взрослого и ребенка привело еще к одному явлению в педагогике, которое представлено понятиями «самообучение», «самовоспитание» и т. п. Создаются теории и пишутся книги о самообучении и самовоспитании. Эти понятия фактически отражают понимание части педагогов, считающих, что отношения воспитания и обучения могут быть реализованы в деятельности или деятельностью одного человека. Но известно, что всякое отношение, в том числе и отношение между людьми, реально может существовать только при наличии минимум двух взаимодействующих субъектов. И представленное понимание воспитания и обучения как отношения между людьми, между взрослым и ребенком позволяет заметить, что при «самообучении» нет учителя (взрослого), а при «самовоспитании» нет воспитателя (взрослого), следовательно, не может быть и речи о проявлении реальных отношений между людьми.

Если создано руководство (пособие) по «самообучению» – «самоучитель», – то человек (ребенок), выполняя указания без присутствия взрослых, действительно, овладевает тем или иным элементом культуры, тем или иным умением, представленным в «самоучителе», но это не означает, что данное овладение происходило и произошло в реальных отношениях обучения. Это сходство, а скорее всего иллюзия, имеет место потому, что эмпирически выделенная деятельность ребенка, выполняемая им в условиях реальных отношений обучения, практически ничем не отличается от деятельности, таким же образом выделенной в условиях использования ребенком «самоучителя».

Составитель «самоучителя», исходя фактически из реальных отношений обучения или воспитания, формирует (имеет) собственное представление об этих отношениях. Представление об отношениях он может анализировать, выделять составные части и элементы, соединять их в соответствии со сложившимся у него пониманием. Это понимание отношений обучения и воспитания он представляет в своих интеллектуальных продуктах: в пособиях, которые называет «Самоучителем» или «Самовоспитанием». Взаимодействуя с этими продуктами, ребенок (человек) вступает не в реальные учебные или воспитательные отношения, а в отношения с отражениями этих отношений, в отношения с интеллектуальными продуктами головы мыслящего и действующего общественного человека – автора.

Пособия по самообучению и самовоспитанию как раз для того и созданы, чтобы люди могли овладеть необходимым материалом вне или за пределами организованного в обществе обучения, в этом их положительное значение. Но именно в этом и заключается ограниченность таких пособий: не каждый способен самостоятельно и своевременно овладеть содержанием пособия вне организованного обучения, а в случае неправильного понимания у человека нет никакой гарантии, чтобы быстро преодолеть ошибочное понимание. В реальных учебных отношениях обнаруженное заблуждение легко преодолевается.

Таким образом, теория самообучения и самовоспитания представляет собой не реальные отношения между людьми, между взрослым и ребенком, не отношения обучения и воспитания, а отношения человека к окружающим его вещам, предметам, в том числе и к своим идеальным, интеллектуальным продуктам.

Определив предмет, можно, наконец, разработать язык однозначных понятий (терминов), позволяющих педагогике научно воссоздать свой предмет, а воссоздав его, обеспечить правильную организацию практической педагогической деятельности.

Итак, педагогика, как и любая другая наука, имеет свой предмет изучения только потому, что сама является деятельностью, т. е. наука имеет предмет как научная деятельность. Предмет этот – отношения взрослого и ребенка, возникающие при передаче социального опыта – не зависит от науки педагогики, поскольку отношения между людьми (взрослым и ребенком, младшим и старшим поколениями) имели место задолго до появления самой науки педагогики. Эти отношения, оказавшись предметом изучения, обычно называются воспитанием, или обучением. Воспитание и обучение как отношения между людьми могут быть реализованы только во взаимодействии деятельности людей младшего и старшего поколений: в деятельности воспитателей и воспитанников, учителей и учеников. В том, что эти деятельности реально существуют, никто не сомневается, ибо их существование есть эмпирически наблюдаемый факт. Но поскольку эти деятельности существуют, то каждая из них должна иметь и свой предмет.

Открытие предметов основных видов педагогической деятельности и выделение реальностей, которые составляют эти предметы, являются задачей следующего материала.


[1] Психологи же убежденно говорят о формировании «…готовности педагога к психологической по своей сути работе с людьми» [49, c. 100].

Один комментарий: § 5. Предмет науки педагогики

  1. Hosting говорит:

    наука о целенаправленном процессе передачи человеческого опыта и подготовки подрастающего поколения к жизни и деятельности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>