Рецензия на книгу Писарева В.Е. и Писаревой Т.Е. «Теория педагогики»
Предлагаем рецензию на книгу, которая остро необходима российской педагогической науке. Авторам удалось выработать материал для нового воззрения на основные проблемы педагогики. Прорываясь сквозь потоки суждений, дефиниций, понятий об обучении, воспитании, образовании, им удалось подойти к решению основных проблем науки педагогики.

§ 5. Деятельность в плену психологических суждений

Психологизм и границы психики

Психологизм – это направление в психологической науке, представители которого объясняли социальные явления психологическими данными и свойствами человеческой психики. В рассматриваемом случае психологизм несколько иного рода. Это не научное направление в психологии, оно не имеет своих представителей. Но это явление распространено и имеет место во многих научных работах, суть его в том, что исследователь, выделив ряд явлений, например сознание, деятельность, личность, цель, игнорирует их социальную природу и обращается с ними, как с психическими явлениями. Это – наивный психологизм, который назван нами психологизацией социальных явлений. Включая в свое исследование социальное явление, психолог упоминает, что оно социальное, но тут же утверждает, что включает это явление потому, что оно имеет психическое содержание. Фактически наделяют или «наполняют» социальное психологическим содержанием.

Основная причина распространенной психологизации социальных и иных явлений – в отсутствие четкого определения и понимания предмета психологии – психики.

С. Л. Рубинштейн, стремясь определить предмет психологии, отмечал, что «…только радикальная перестройка самого понимания и сознания, и деятельности человека, неразрывно связанная с новым пониманием их взаимоотношений, может привести к правильному раскрытию предмета психологии» [161, c. 24]. Но фактически и практически он исходил из понимания того, что сознание, да и деятельность, есть нечто психическое, хотя нигде прямо об этом не говорил. Поэтому приведем несколько высказываний, из которых можно будет понять, что это именно так и есть.

«…У Маркса со всей возможной отчетливостью сформулировано положение об объективной опосредованности сознания… Эта идея об объективной опосредованности психики с большой последовательностью проводится Марксом через все его психологические высказывания…» [161, c. 26 – 27]. В первом предложении утверждается, что Маркс сформулировал положение об опосредованности сознания. Это верно. А утверждение во втором предложении, что идея об объективной опосредованности психики проводится Марксом, – явная ошибка. Можно посчитать, что С. Л. Рубинштейн оговорился, когда вместо слова «сознание», которое он должен был употребить, чтобы не смешивать одно с другим, он употребил слово «психика». Но это не оговорка, сам автор не замечает различий между сознанием и психикой, а считает сознание чем-то психическим и желает в качестве единомышленника призвать Маркса, приписав, однако, что Маркс не различает сознание и психику.

Далее С. Л. Рубинштейн пишет: «Психика, сознание могут стать предметами психологии – содержательной и реальной» [161, с. 28]. Психика действительно есть предмет психологии, но сознание таковым не является. Его только можно причислить к психике, что и делает автор высказываний.

«Акт человеческой деятельности – это сложное образование, которое, не будучи только психическим процессом… внутри себя включает психологические компоненты» [160, c. 27]. Если деятельность не имеет психики, то не может быть и психическим процессом, но ученый, не доказывая, что деятельность имеет нечто психическое, утверждает это.

«Сам факт осознания своей деятельности изменяет условия ее протекания… закономерности, которым она подчиняется, выходят за пределы одной лишь физиологии; объяснение деятельности требует раскрытия и учета психологических закономерностей» [160, с. 26]. Автор подчеркивает, что когда деятельность осознана (он допускает, что возможна деятельность и без ее осознания, но без осознания может быть выполнена только совокупность действий, но не деятельность), для ее объяснения необходимо учитывать психологические закономерности. Здесь вольно или невольно, но сознание оказывается отнесенным к психологической сфере. Логика С. Л. Рубинштейна такова: раз осознание «изменяет закономерности протекания деятельности», то для объяснения деятельности требуется раскрытие «психологических закономерностей». Почему? Не возникло бы недоумения, если бы автор сказал, что психика «изменяет закономерности протекания деятельности», тогда было бы понятно, что для объяснения деятельности требуется раскрытие «психологических закономерностей».

Разве сознание или деятельность являются психическими явлениями? Конечно, нет. Деятельность и сознание – социальные явления. Поэтому ни физиология, ни психология не только не компетентны, но даже не в состоянии объяснить эти явлении. Для объяснения сознания и деятельности требуются не закономерности физиологии и психологии, а закономерности социальные.

«Психология не изучает поведение в целом, но она изучает психологические особенности деятельности» [160, с. 28]. Но деятельность не имеет никаких психологических особенностей, они могут только быть приписаны ей. Что и делает С. Л. Рубинштейн: «…Нет такой практической деятельности, которая, создавая материальный продукт, состояла бы только из материальных актов и осуществлялась бы без участия психических процессов. Поэтому и практическая деятельность человека должна войти в сферу психологического исследования» [160, с. 42]. Круг замыкается на психических процессах, на психике, хотя известно, что это не последний процесс в действительном мире, что над психикой надстраиваются социальные процессы, от которых зависит не только дальнейшее развитие самой психики, но существование социально образованного человека.

Рассмотрим следующее его высказывание: «Всякое действие человека исходит из тех или иных мотивов и направляется на определенную цель; оно разрешает ту ли иную задачу и выражает определенное отношение человека к окружающему» [160, c. 26]. Если действие направлено на цель, то, очевидно, что цель предшествует данному действию. Что же было до цели? До цели должна была быть деятельность по определению цели для действия. Если это так, тогда действия, о которых говорит С. Л. Рубинштейн, совсем не те, которыми определяется цель. Это касается и задачи: чтобы «действие разрешило» задачу, задача уже должна быть, а чтобы задачу найти, иметь, сформулировать, также необходима деятельность, результатом которой должна быть данная задача. Это означает, что ученый не стремился к установлению сущности действия и к закреплению его в дефиниции понятия «действие», поэтому он и берет действия, для которых уже есть и цели, и задачи.

С. Л. Рубинштейн продолжает: «Оно (действие. – В. П. и Т. П.) вбирает в себя… всю работу сознания и всю полноту непосредственного переживания» [160, с. 26]. И этим утверждением включает в сферу психологии действие, которое им еще никак не определено. Он считает, что в действие входит или оно «вбирает» в себя нечто психическое[1]. Содержание утверждения позволяет заметить, что если действие вбирает в себя нечто психическое, то это значит, что до некоторого момента действие существовало без этого нечто, без психического. Следовательно, вопрос, что такое действие, остается без ответа. Но этот вопрос не стоит перед С. Л. Рубинштейном, так как ему важно не что такое действие, а то, что он заставил действие вбирать в себя психическое. Благодаря этому, действие оказывается включенным, не являющимся, а именно включенным в сферу психологии.

Далее следует аналогичное утверждение: «Каждое самое простое человеческое действие – реальное физическое действие человека – является неизбежно вместе с тем и каким-то психологическим актом, более или менее насыщенным переживанием, выражающим отношение действующего к другим людям, к окружающим» [160, с. 26]. Здесь лишь еще более психическое закрепляется в действии, когда автор говорит, что «человеческое действие неизбежно является каким-то психологическим актом». Подчеркнем, «неизбежно», неизбежность, видимо, не нуждается в аргументах.

С нашей позиции, более правильным было бы сказать, что психика обеспечивает или сопровождает осуществление действия. Этого было бы достаточно и не позволило бы выдавать действие за психическое явление, тем более физические действия человека. Даже не всякое свое действие человек может переживать, так как не всякое действие вызывает психическое. Переживание есть психическое, и оно же есть психическое действие, потому что оказывает влияние на состояние того, кто именно это переживает. Переживания поэтому являются действиями, а психическими потому, что переживания, вызванные социальными явлениями, происходят в организме человека, в том слое, который представляет единство мозга и центральной нервной системы (ЦНС). Этот слой и есть психика, или поле, где проявляет себя то, что мы называем психикой.

Действие для биологического организма, проявляясь, имеет две формы, или два вида: действие самого организма на окружающее и действие в самом организме, внутри него. В том и в другом случае проявление активности биологического организма, осуществляющееся затратой своих природных сил (физических, психических, духовных), в зависимости от уровня развития организма, приводящих к простому движению, перемещению своего тела или части его. Действие внутри организма есть также активность, активность функционирующих в нем внутренних органов, способных иметь и накапливать энергию, тратить ее при функционировании, влияя тем самым и на весь организм в своих пределах. Психическое действие – это действие психики. Таким образом, если вычлененное действие не действие психики или не относится к психике, то у нас и нет оснований называть действие психическим или наполнять его психическим содержанием.

Психика – это явление, но именно оно и не имеет четких границ в психологии. Определения психики настолько обширны, что включают в себя предметы многих наук, фактически все явления, которые так или иначе «прошли» через голову человека.

Остановившись на выделении внешнего и внутреннего, относя при этом внутреннее к психологическим явлениям, психологи, видимо, утратили тонкость анализа, не заметив, что внутреннее совсем не означает психическое, хотя психическое может быть только внутренним для существа, имеющего головной мозг и центральную нервную систему. Это относится и к тому моменту, что отраженное внешнее, в мозгу и ЦНС человека, в своей содержательной части никогда не было и не может быть психическим. Психологи, считая, что внутреннее (в мозгу и ЦНС человека) есть психическое, далее не анализируют. Психическое для них – это внутренние явления, вызванные воздействием внешнего. Но психическое, вызванное воздействием социального, содержит социальное, поскольку же это социальное не выделено, то оно оказывается или его считают психическим. Фактически социальное содержание оказывается психологизированным. Повторим еще раз: отраженное содержание социального находится внутри человека, не выходит за пределы тела человека, но при этом является социальным и по происхождению, и по содержанию. Оно не может быть психическим, но обслуживается психикой.

Психика – это образование (структура, система, качество) высокоорганизованного биологического организма, которое активизируется внешними и внутренними воздействиями, оставляющими следы в головном мозгу, и результатами переработки этих следов. У человека часть результатов психика доводит до осознания, что обеспечивает человеку выход в социум, а другую часть доводит до физиологической системы организма человека, обеспечивая ему возбужденные состояния, которые впоследствии переходят в положительные или отрицательные (угнетенные) состояния психики.

Психика поставляет необходимые продукты (материалы), позволяющие человеку осознать, понять и принять решение о своей будущей деятельности. Скорость и точность доставки необходимого материала социально образованному человеку для вспоминания, осознания, понимания свидетельствуют о способности, особенности и гибкости психики.

Факт осознания и понимания тех или иных явлений происходит при активном функционировании психики, ЦНС и фиксируется в пределах головы человека. Но это совершенно не означает, что осознание и понимание есть психическое. Осознанное и понятое есть социальное, которое возникает и сохраняется в пределах одного или каждого человека при непосредственном участии психики (психического). Психика, в свою очередь, является лишь системой, обеспечивающей осознание и понимание, т. е. появление социального в пределах границ головы человека, но сама не является социальным образованием. Как физиологическое, обеспечивая появление психического, не становится психическим, так и психическое, обеспечивая появление социального, не становится социальным.

Наблюдая и осознавая реальную связь психического с социальными явлениями (деятельностью, сознанием, целью), психологи в своей теории не определились в различении психического и социального. Поэтому, имея дело с социальным, они принимали его за психическое и относились к нему как к психическому. А совершив это, они получили возможность изучать абсолютно всё, что так или иначе оказывалось включенным в деятельность человека.

Обнаружение и выделение социального как самостоятельного явления предоставляет возможность очертить верхнюю границу психики как предмета науки психологии.

С. Л. Рубинштейн, рассматривая историю развития психологии, выделял прежде психофизическую проблему, затем психофизиологическую проблему. Согласно логике развития, он должен был поставить и проблему психосоциальную. Но он не поставил ее, так как социальное растворилось в его суждениях о психическом. Не поставили эту проблему – психосоциальную – и его ученики, и последователи.

Психологизация компонентов деятельности

Определение «деятельность – это совокупность действий (действие), осуществляемая социально образованным человеком при помощи средств, направленных на предмет для достижения результата, соответствующего цели» – составлено на основе анализа процесса труда. Оно в некотором отношении отличается от приведенных определений, что делает возможным и необходимым рассмотрение этих различий, чтобы сблизить или провести более глубокие различия с другими определениями, проверить жизнеспособность предложенного определения.

Рассмотрим здесь ряд высказываний психологов, так или иначе связанных с компонентами деятельности, представленными в данном определении, но при этом будем исходить из понимания деятельности как самостоятельного социального образования.

1. Предмет

«Радикальная перестройка самого понимания сознания и деятельности» [161, c. 101], начатая С. Л. Рубинштейном, которая, по его мнению, должна была «привести к правильному раскрытию предмета психологии», не завершена, а вовлечение различных явлений в сферу психологии продолжается. Продолжается и процесс психологизации как единственный способ утвердить положение, что вовлеченные в психологическое исследование явления и предметы имеют и психологическое содержание.

Психологи, например, утверждают, что «предмет является одним из основных элементов психологического (предметного) содержания деятельности, в которое входят, кроме предмета, средства, способы, продукт и результат» [51, c. 104].

Прежде всего, возникает вопрос, что такое психологическое содержание? И если это есть нечто, относящееся к психике, которая еще не определена психологами, или принадлежащее ей, то почему предмет деятельности считается или называется элементом психологического содержания? Реальный предмет деятельности есть то, что человек помещает перед собой и воздействует на него посредством своих сил и средств для того, чтобы из предмета получить то, что человек имел в цели. Почему в это «психологическое содержание» входят и средства, и способы, и продукт, и результат деятельности? Ведь, как и предмет деятельности, средства, способы, продукт и результат деятельности есть то, что находится за пределами психики человека. Каким же образом то, что находится вне человека, вне его психики, превращается в психологическое содержание?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>