Рецензия на книгу Писарева В.Е. и Писаревой Т.Е. «Теория педагогики»
Предлагаем рецензию на книгу, которая остро необходима российской педагогической науке. Авторам удалось выработать материал для нового воззрения на основные проблемы педагогики. Прорываясь сквозь потоки суждений, дефиниций, понятий об обучении, воспитании, образовании, им удалось подойти к решению основных проблем науки педагогики.

§ 2. Деятельность – основная форма активности социально образованного человека

Обратимся к некоторым суждениям, представляющим понимание деятельности в психологии и у психологов, чтобы решить вопрос о применении этого понимания в педагогической сфере, точнее, в педагогической науке: практика педагогики давно использует слово деятельность.

Прежде всего, обратим внимание на позицию психологов, которых не смущает «слабая разработанность категории деятельность» и которые легко принимаются за разработку учебного труда школьника, не замечая в своем научном порыве, что совершили фигуру высшего пилотажа без всякой предварительной подготовки и теперь не могут выйти из пике. Действительно, психологи не заметили или проигнорировали необходимость определить и установить логические ступени перехода от одного явления к другому, от одного понятия к другому.

Так, например, психолог А. К. Маркова, со ссылкой на Е. А. Климова и А. Н. Леонтьева, представляя характеристику труда, утверждает: «Труд человека характеризуют следующие компоненты: наличие целей, замысла, определяющих отношений, мотивация, готовность к труду; характер средств и способов существования труда, исполнение намеченного замысла и планов; контроль и оценка самим тружеником результатов своего труда, соответствие результата и способов труда поставленной цели, а также возникающая на этой основе удовлетворенность своим делом. Собственно труд нужно оценивать не только по одной из его сторон, например, результату, но и по тому, имеется ли налицо психологически полная структура трудовой деятельности… В полной мере сказанное выше относится к учебному труду школьников. Как и всякая специфическая активность, он включает в себя: постановку учебных целей и задач, мотивацию и отношение к учению; средства и способы выполнения; контроль и оценку учеником результативности своего труда. Об учебном труде школьника так же, как и о любом другом, судят не по его отдельным компонентам – по результату (уровню знаний и умений), по способам учебной работы или по характеру его мотивов и целей, – но по целостной структуре этого вида активности, по наличию полной психологической структуры учения» [103, c. 4].

Очевидно, выделенные компоненты составляют структуру трудовой деятельности, и совокупность этих компонентов называется полной психологической структурой деятельности. Если же от словесных рассуждений перейти к конкретному виду деятельности, например к труду столяра, то топор, пила, рубанок (средства этого труда) и стол как результат труда предстанут перед нами как компоненты трудовой деятельности, которые не имеют психики и не могут составить психологическую структуру трудовой деятельности. И хотя нельзя отрицать того, что при осуществлении трудовой деятельности человек не без участия психики изготовил стол, это участие психики не дает нам оснований считать названные средства и результат труда столяра, принадлежащими психике. Более того, признавая участие психики в деятельности столяра и предполагая, что она определяет сущность деятельности или учебного труда, тем самым делается шаг назад в познании социальных явлений, которые определяются не психикой. Действительно, психика, как и физиология, в данном случае обеспечивают не деятельность человека, а функционирование, или жизнедеятельность, организма человека. Деятельность, а также тот или иной вид труда осуществляет социально образованный человек.

Далее, А. К. Маркова употребляет выражения: труд, трудовая деятельность, учебный труд, труд школьника, учебная работа, учение, но не для того, чтобы установить особенность названных явлений, а чтобы объединить их в общем понятии «всякая специфическая активность». А как активность эти явления не различаются между собой, поэтому, с точки зрения психолога, эти явления имеют одинаковую психологическую структуру. На самом деле между трудом, деятельностью и учебным трудом, трудом школьника и учением существуют различия как между разными социальными явлениями. Поскольку социальные явления не имеют психики, то психология как естественная наука ничего не может сделать с социальными явлениями, если не предположить, что в них содержится нечто психическое, т. е. если не превратить их в те или иные психологические представления.

И в этом случае становится понятным, почему психологи, желая судить о социальных явлениях (труде, деятельности, учении), на самом деле судят о наличии в социальных явлениях неполной или «психологически полной структуры». Хотя общеизвестно, что труд осуществляется всегда ради получения какого-либо результата и по этому результату в обществе оценивается всякий труд. Следовательно, «психологически полная структура» труда и деятельности в рассматриваемом контексте А. К. Марковой есть типичный продукт психологической науки, продукт деятельности психологов, который не вскрывает сущности труда, трудовой деятельности и не имеет существенного значения для действительного труда и действительного результата, ради которого и осуществляется труд.

Конечно, и труд (трудовая деятельность), и учебный труд, и труд школьника, и учение всегда есть некоторая активность, ибо без нее они не могут быть осуществлены. Поэтому логические утверждения, что труд, деятельность, учение есть активность, являются истинными. Но утверждения, что активность есть труд, что активность есть деятельность или что активность есть учение, не являются истинными. Не всякая активность может быть названа деятельностью, трудом и т. п. Представленные логические конструкции лишь показывают, что и активность, и труд, и деятельность – различные явления, хотя и имеют нечто общее между собой. Таким образом, оказывается, что в рассматриваемом высказывании А. К. Марковой выделена «психологически полная структура» не социальных явлений (труд, деятельность, учение), а активности, которую проявляет имеющий психику человек. Если эти различия проигнорировать, окажется, что труд нужно оценивать не по результату, а по психологически полной структуре.

Конечно, никому не возбраняется оценивать и труд, и деятельность в категориях той или иной науки, нашедшей свой предмет в сфере труда и деятельности. Но и труд, и деятельность, как социальные явления, всегда будут оцениваться в обществе только по результату, соответствующему цели.

Итак, рассматривая конкретные социальные формы (труд, деятельность, учебный труд, учение и др.), психологи не выявили сущности этих социальных явлений, а свели их к активности, как общему явлению, в котором специфика конкретных социальных форм растворяется. При этом они не определили логических ступеней перехода от одного явления к другому. А без определения логических ступеней перехода от низшего явления к высшему, невозможно совершить логическое движение в обратной последовательности – от высшего к низшему. Такую ситуацию нужно сравнить с фигурой высшего пилотажа, в заключительной фазе которой исполнитель не может выйти из пике. Выйти из логического пике и совершить успешную посадку возможно только при наличии иерархии категорий: деятельность, педагогическая деятельность, учебная деятельность, деятельность учителя, деятельность ученика, педагогический труд, учебный труд, труд учителя, труд ученика (школьника).

Попробуем осуществить путь от общего явления к конкретным формам. Предваряя определение деятельности, И. А. Зимняя, ссылаясь на ряд психологов, замечает, что «в разработанной А. Н. Леонтьевым концепции развития психики категория «деятельность» занимает определяющее место. Эта категория является основной в определении сущности активности человека (М. Я. Басов, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн)» [51, c. 103]. Данное высказывание знаменательно тем, что оно фиксирует стремления психологов определить не сущность деятельности, а сущность активности человека. Деятельность для них оказывается некоторой основой для установления сущности другого явления – активности. Для этого необходимо иметь ясное представление об активности и деятельности как о различных явлениях, определить, каковы различия между деятельностью и активностью. Это возможно, если представить сложившееся в обществе понимание данных явлений и принять их за основу или представить иное (собственное) понимание явлений. Без такой процедуры трудно пробиться к сущности, можно лишь продуцировать новые словесные конструкции, которые ни к чему не обязывают.

Итак, по нашему пониманию, активность есть слово, обозначающее некоторое свойство, присущее живому организму, которое проявляет себя всякий раз, как только организм оказывается в неблагоприятных для жизни внутренних или внешних условиях. Активность есть свойство живого организма, нуждающегося в веществах и предметах, находящихся за пределами его тела. Стремление, проявляющееся в движении к этому предмету и веществу, способному удовлетворить возникшую потребность, нужду, и называется активностью. Все движения и действия живого организма и есть формы активности.

Почему активность – свойство живых организмов? Да потому, что не вещества, не предметы ищут живой организм, а, наоборот, живой организм тратит энергию и силу, чтобы овладеть предметом, веществом, и, овладевая ими, восполняет свой энергопотенциал. Если этот организм имеет центральную нервную систему и психику, то проявление активности организмом влияет и на развитие его психики. Вместе с этим надо полагать, что психика организма развивается не только потому, что он сам действует, проявляет активность, но и потому, что на него действует окружающий мир, действия и воздействия которого ограничивают или способствуют развитию психики.

Активность представляет собой общее свойство живых организмов, которое не зависит от уровня их развития, и достаточно быть организмом, чтобы иметь данное свойство. Организмам, проживающим в питательной среде, достаточно активности в форме одного акта движения для удовлетворения потребности; организмам, находящимся вне питательной среды, необходима некоторая совокупность движений; организмам, имеющим центральную нервную систему и психику, в том числе организмам, представляющим биологический вид человека, требуется осуществить жизнедеятельность, обеспечивающую их биологическое существование. Человеку же, ставшему социальным существом, или социально образованным человеком, требуются дополнительные средства, изготовленные им, чтобы осуществить деятельность, удовлетворяющую его потребности. Для обеспечения существования общества (социума) необходим труд – высшая форма деятельности, приводящая к положительному результату для социума.

Таким образом, реальное проявление активности у организмов, находящихся на различных уровнях развития, происходит в конкретных формах, специфика которых существенно отличается друг от друга. Согласно эволюционной теории, или теории развития биологических существ, форма активности высшего организма отсутствует у относительно низшего организма, а форма активности низшего организма присутствует у более развитого организма, но она не может характеризовать ни носителя этой формы, ни формы активности высшего организма.

Взаимоотношения педагогики с естественными науками носят скрытый конфликт между достигнутыми результатами в естественных науках и отсутствием аналогичных результатов в педагогической науке. Отсутствие научных результатов педагогика стремится компенсировать введением новых понятий и терминов. Но введение понятий из других сфер научной деятельности без соответствующей научной рефлексии усугубляет существующую в теоретической педагогике путаницу понятий и явлений, приводящую в отчаяние и исследователя, и учителя, и общественность, которые готовы признать, что педагогика не есть наука. Сама мысль, содержащая отказ педагогике называться наукой, по нашему мнению, есть факт отчаяния, свидетельствующий о нарушении в педагогике элементарных методологических правил образования и использования научных терминов, что и является причиной путаницы. Чтобы не запутать вопрос о сущности активности человека, представим выделенные формы активности в виде иерархии понятий (рис. 6), что позволит обосновать выбор понятия, соответствующего педагогической сфере, и корректно использовать его в последующих рассуждениях.

Для социально образованного человека сущность его активности проявляется в форме деятельности. Никакой другой организм или другой вид организма не может проявить свою активность в форме деятельности. Только социально образованный человек способен проявить активность и в других формах. Он – единственное существо, реализующее свою активность во всех выделенных нами формах, закрепленных в иерархии понятий. Именно это могло оказаться некоторым препятствием для раскрытия сущности активности человека.

Наблюдая действующего человека, можно воспринять его как предмет, имеющий размер и вес, активность которого проявляется в момент воздействия на него другого предмета; человека можно воспринять как живое существо, активность которого проявляется в форме совокупности действий и жизнедеятельности. Это может стать некоторым основанием для отношения к человеку как к предмету или как к живому организму (существу), а не как к социально образованному человеку.

Рис. 6. Виды активности

Рис. 6. Виды активности

В ситуации, когда не различают особенностей носителя активности, отсутствует и специальная лексика, которая должна выразить эти различия и различия отношений.

Из приведенного выше высказывания И. А. Зимней, где говорится об «определении сущности активности человека», не ясно, о какой активности человека идет речь: об активности человека как биологического вида или об активности социально образованного человека.

Различие в видах активности не ускользнуло от исследователей-психологов, но следствия, которые могут быть сделаны из этого различия, весьма обеспокоили психологов, и они предприняли ряд попыток сгладить или снять остроту следствия, заключающегося в утверждении самостоятельности и фактической независимости социального и психологического.

Во-первых, осваивая системный анализ, они отмечали, что «именно такой анализ и позволяет преодолеть противопоставление физиологического, психологического и социального, равно как и сведение одного к другому» [88, c. 107 – 108]. Но такого анализа задействованных в психологии понятий не проведено.

Во-вторых, психологи оказались перед затруднением: как можно изучать деятельность, являющуюся социальным явлением, в которой нет психики, т. е. нет предмета изучения психологии. Чтобы преодолеть это затруднение, они ввели человека в деятельность. «…Анализ движения деятельности, – отмечал А. Н. Леонтьев, – приводит к необходимости ввести понятие о конкретном субъекте, о личности как о внутреннем моменте деятельности» [86, c. 186]. Психологи считали, что «субъект труда неотделим от самого процесса труда в его общественно-исторической определенности…» [5, c. 243]. Словно обобщая приведенные суждения, К. А. Абульханова-Славская, замечает: «Теперь уже не могут приниматься всерьез умозрительные построения, в которых деятельность ставится рядом или даже над человеком» [1, c. 5]. Действительно, человек оказывается «внутренним моментом деятельности», т. е. психологи желали рассматривать и изучать не деятельность как социальное явление, а как нечто неотрывное от субъекта, от человека, или, точнее, изучать психику человека, осуществляющего деятельность.

В-третьих, психологи считают, что «деятельность в ее психологическом понимании не может быть определена без раскрытия ее субъекта… Поэтому вопрос о том, как определить субъекта деятельности и тем самым саму деятельность, есть вопрос о том, через какие отношения должен быть определен ее субъект» [1, c. 70]. Конечно, если деятельность является социальным явлением, отнесена к социальным явлениям, она не может стать предметом изучения психологии, это не ее предмет. Но психологи не желают отказываться от изучения деятельности, именно потому они связывают деятельность с субъектом, имеющим психику, и в связи с этим считают, что получают право на изучение и деятельности. Таким способом создается иллюзия, что психологи изучают деятельность через психику человека.

Один комментарий: § 2. Деятельность – основная форма активности социально образованного человека

  1. Пробки говорит:

    Привет! Все многообразие форм деятельности человека можно разграничить на две основные группы по характеру выполняемых человеком функций физический и умственный труд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>