§ 5. Сознание

Мышление как постоянное «движение» в мозгу следов, образований и ответов на них, как постоянное появление ответов на новые первичные следы и на следы от ответов, их накопление и активизация вынуждает человека совершать те или иные действия, что в совокупности в определенное время приводит его к осознанию, к осознанию не следов и образований, удерживающих их, а к осознанию явлений окружающей действительности, оставившей свои следы в его мозгу. Осознается то, что представляет собой мир для человека, в котором этот мир оставил свои следы.

Представленное понимание мышления (процесса мышления) как естественного (природного) процесса появления и движения идеальных образований, оставляющих свои следы в головном мозгу, позволяет положительно ответить на вопрос о том, существовало ли мышление до появления сознания? Нам не приходилось встречаться с такой постановкой вопроса. В научной литературе мышление представляется, прежде всего, как познавательная деятельность человека или как процесс отражения объективного мира в понятиях, суждениях и т. п. Разумеется, что такая деятельность и такой процесс отражения не позволяют ставить вопроса о первичности мышления или сознания, ибо и то, и другое одинаково имеют место как в деятельности, так и в процессе отражения в понятиях.

Вместе с тем положительный ответ на поставленный нами вопрос позволяет разграничить мышление и сознание по признаку первичности происхождения и позволяет не смешивать два различных явления (мышление и сознание), что имеет место не только в педагогической науке, но и в обслуживающей ее науке психологии.

C недостаточно четким различием понятий «сознание» и «мышление» встречаемся и в работе В. В. Давыдова. Отметив, что в философии понятия мышление и сознание «не редко используются как однопорядковые» и что «в психологии сознание и мышление сближаются» [37, c. 131 – 132], он не предпринял попытки развести их по разным порядкам и сам использует эти понятия в одном ряду (как однопорядковые): «Всеобщность реальных общественных отношений может быть представлена в сознании (мышлении) индивида, благодаря идеальной природе сознания» [37, с. 35]. (Выделено нами. – В. П. и Т. П.).

Но это высказывание дает возможность заметить новый элемент относительно сознания, а именно, что сознание, оказывается, имеет идеальную природу. Если воспроизвести аналогичную позицию другого психолога о сознании, например Л. С. Рубинштейна, который пишет, что «сознание – по самому существу своему общественное образование» [161, c. 149], то обнаружится, что сознание имеет двойную природу: идеальную и общественную. Это противоречие, которое остается не разрешимым в психологии.

Все воздействия внешнего и внутреннего мира оставляют свои следы в мозгу человека, но не каждый след имеет для жизни организма человека важное значение в данный момент, и не на каждый след организм сразу дает ответ. Поскольку же процесс воздействия не прекращается, то в головном мозгу всегда имеются следы, на которые дан ответ, и следы, на которые ответа еще нет. Ответом на любой след, прежде всего, является эмоция[1], которая фактически минует момент осознания, заявляя о себе ранее его, почти сразу за появлением следа в мозгу.

Отсутствие ответа на след носит временный характер, возможно, по причине слабости воздействия или потому, что в данный момент ответ не является жизненно важным с точки зрения обслуживающего организм мозга. Несмотря на это, следы от воздействий сохраняются в мозгу и при появлении новых аналогичных воздействий или иных движений следов и образований в мозгу, вызванных внутренними причинами, могут быть активизированы и на них (как и положено) будут даны ответы, которые также оставляют свои следы, являясь отражением второго порядка, а ответом на эти следы может быть осознание, осознание содержания этих следов. Появление осознания есть воздействие, приводящее к новому следу в мозгу, а далее – к ответу на след от осознания и к ответу на след от эмоции, которая появилась как ответ на след от осознания и т. д. Появление осознания-ответа и следа от осознанного, а также сопутствующего осознанию эмоции позволяет говорить об отражении третьего порядка.

Как не на каждый след в мозгу имеется след-ответ, так и не каждый из них может быть сразу осознан. Следовательно, наличие осознанного содержания следов и не осознанного для реального функционирующего мозга является нормой, объективным условием его жизни.

Естественный процесс мышления не прекращается, поэтому оставшиеся неосознанными следы-образования всегда имеют возможность стать осознанными. Масса неосознанных содержаний следов-образований, находящихся в головном мозгу человека, являются источником новых для человека знаний, появление которых не нуждается в дополнительных специальных воздействиях и обращениях к реальным вещам, оставившим следы.

В свою очередь, не только следы-содержания, но и продукты мышления (различные комбинации имеющихся и появляющихся в мозгу следов-образований, в том числе и осознанных следов) становятся материалом для осознания. В процесс мышления включается материал осознания, и мышление, как явление, приобретает новое качество.


[1] «…Наши эмоции – продукт особых нервных аппаратов, находящихся в головном мозгу…» [44, c. 77]. «…Эмоции не могут возникать без внешних поводов» [44, c. 82]; «…Переживание положительных и отрицательных эмоций можно считать врожденной физиологической потребностью организма» [44, c. 82]; «…Их нельзя прямо вызвать по своему желанию, подобно двигательным актам» [44, c. 86].