Рецензия на книгу Писарева В.Е. и Писаревой Т.Е. «Теория педагогики»
Предлагаем рецензию на книгу, которая остро необходима российской педагогической науке. Авторам удалось выработать материал для нового воззрения на основные проблемы педагогики. Прорываясь сквозь потоки суждений, дефиниций, понятий об обучении, воспитании, образовании, им удалось подойти к решению основных проблем науки педагогики.

§ 5. Деятельность в плену психологических суждений

Как уже отмечали, топор, пила, рубанок как средства труда, способы их применения к деревянному предмету и стол как продукт и результат некоторой деятельности, очевидно, не имеют психики и не содержат в себе психического. Разумеется, человек не без участия своей психики изготовил стол. Но участие психики в деятельности не является основанием, чтобы считать названные элементы (компоненты) деятельности принадлежащими психике или имеющими психологическое содержание. При осуществлении деятельности функционировали все внутренние органы человека (сердце, печень, почки и т. д.) и, следовательно, все они, наряду с психикой, тоже принимали участие в этой деятельности. Это «участие» внутренних органов в деятельности, если следовать данной логике, вынуждает утверждать, что элементы деятельности (предмет, средства, продукт) принадлежат физиологии или имеют физиологическое содержание. Для такого утверждения нет объективных оснований, так как в предмете и иных элементах деятельности никто еще не обнаружил наличие биологических органов. Это «участие» внутренних органов в деятельности не дает оснований считать элементы деятельности (предмет, средства, продукт), принадлежащими физиологии или имеющими физиологическое содержание. Функционирование психики и внутренних органов человека являются объективными условиями, без которых деятельность неосуществима, но которые не определяют сущность деятельности как социального явления.

В реальной деятельности, видимо, можно иметь дело с предметом психологического содержания, например с психикой как предметом психологической науки. Но считать, что все предметы конкретной деятельности имеют психологическое содержание, было бы ошибочным.

Далее, основной элемент деятельности – предмет – связывают с явлениями, представленными понятиями «потребность», «мотив», «побуждение», и характеризуют предмет, как имеющий психологическое содержание. Именно это и представлено в следующем высказывании «потребность получает свою определенность только в предмете деятельности… Поскольку потребность находит в предмете свою определенность… данный предмет становится мотивом деятельности, тем, что побуждает ее» [89, c. 303]. Итак, здесь несколько превращений: потребность находит себя в предмете деятельности, после чего предмет деятельности становится мотивом деятельности, а мотив – побуждением деятельности, поскольку он побуждает ее.

Содержание приведенного высказывания не имеет достаточных оснований, чтобы быть объективной истиной. Во-первых, потому, что предмет деятельности не может быть мотивом, так как предмет деятельности выбирается человеком, и если предмет для деятельности не выбран, если он еще не существует для человека, то как он может стать мотивом, побуждением. Во-вторых, потому, что определенный предмет деятельности изменятся в этой деятельности и превращается в иной предмет – результат завершенной деятельности. Если этот предмет-результат удовлетворяет потребность человека, то может стать побуждением человека к деятельности. Но это не предмет деятельности, как утверждается в высказывании, а результат деятельности. То, что побуждает, не подлежит изменению в деятельности, оно может иметь место в представлении человека до начала деятельности. Таким образом, предмет деятельности не становится мотивом, а мотив не побуждает деятельности.

Неверно и утверждение, что потребность определяется в предмете деятельности. Здесь вновь иносказание, в котором предмет деятельности и предмет-результат деятельности не имеют различий. На самом деле потребность определяется результатом, т. е. предметом, полученным в деятельности, а не предметом деятельности. И только в том случае, если этот результат в состоянии удовлетворить  потребность.

Вместе с этим нужно отметить метафоричность словесного материала в высказывании. Дело в том, что деятельность невозможно побудить, деятельность не имеет мотива, можно побудить человека выполнить ту или иную деятельность. Если же допустить, что деятельность имеет мотив, или мотив побуждает деятельность, то это означает, что деятельность имеет психику, имеет сознание, т. е. деятельность превращается в человека, ибо только человека можно побудить к деятельности, но никак не деятельность! Аналогичное положение уже отмечалось исследователями. Так, например,
В. В. Краевский, ссылаясь на Н. И. Непомнящую, пишет: «Понятие деятельности, введенное в философию и психологию прежде всего в значении активности субъекта, затем стало применяться как покрывающее не только понятие психики, но и понятие субъекта. «Самость» психики сменилась «самостью» деятельности. Деятельность действует, деятельность мыслит, деятельность развивается» [74, c. 92 – 93].

Психологи говорят о том, что «потребность… нашедшая себя в предмете, или «опредмеченная потребность», становится внутренним мотивом деятельности. Внутренний мотив входит в саму структуру деятельности» [51, c. 105]. Но что значит опредмеченная потребность? Потребность живого организма есть нужда в ее удовлетворении. Если найден предмет, который удовлетворяет эту потребность, то потребность опредмечивается, т. е. потребность выступает для человека не как нужда в удовлетворении потребности, а как нужда в предмете, который удовлетворяет эту потребность.

Исходя из этого, можно сказать, что опредмеченная потребность есть потребность, опредмеченная результатом деятельности, или предметом-результатом, который удовлетворяет эту потребность. И этот удовлетворяющий потребность предмет-результат, очевидно, должен быть назван внутренним мотивом деятельности. Но поскольку мотив есть все-таки побуждение, то деятельность не может иметь мотива и, следовательно, не может иметь и внутреннего мотива. Мотив не входит ни в какую структуру деятельности, мотив имеет человек, но не деятельность.

Побуждение может оказаться таковым, что вынуждает человека осуществить те или иные действия без осознания побуждения. Если побуждение и его значение для человека осознаны, то выполняемые действия оказываются осмысленными и могут составить деятельность. Для совершения деятельности человек должен осознать данное побуждение, определить и сформулировать цель. В этом случае содержание побуждения может совпадать с целью, но может и не совпадать.

Мотив как побуждение есть форма, в которой проявляют себя те или иные потребности человека, поэтому мотив побуждает человека не к деятельности, а к тому, чтобы потребности были удовлетворены. (А как эти потребности будут удовлетворены, это совсем другой вопрос). Если побуждения и потребности осознаны человеком, то он сам определяет, желает он удовлетворить их или нет. Если решает, что их следует удовлетворить, то стремится определить цель, а определив цель, стремится понять, – достижима ли она. Именно цель является тем, что побуждает (побуждает в социальном смысле, а не в биологическом) человека к осуществлению деятельности. Следовательно, к деятельности побуждает человека не мотив, а цель.

2. Цель

Психологи наделили или «наполнили» психологическим содержанием элементы деятельности (предмет, средства, способы, продукт и результат). Поскольку среди компонентов деятельности имеет место и цель, то, очевидно, цель тоже должна быть наделена психологическим содержанием или просто отнесена к психическим явлениям. Такова логика.

Именно это и происходит: «Цель как психическое явление, – считает К. К Платонов, – это заранее осознанный и планируемый результат человеческой деятельности» [147, c. 151]. Если согласиться с тем, что цель есть нечто психическое, то нельзя согласиться, что осознанный и запланированный результат есть психическое. Осознанный и запланированный результат есть продукт сознательной деятельности социально образованного человека и являет собой социальное явление. Поэтому слово и понятие «цель», обозначают социальное, но не психическое.

Цель, конечно, побуждает человека к деятельности, можно сказать, что цель есть побуждение. В этом случае она оказывается в одном ряду с другими побуждениями. Тогда цель, как побуждение, есть и мотив, ведь мотив тоже есть побуждение. Таким образом, различия между целью и мотивом исчезают, ибо и то, и другое есть побуждение. Поскольку же побуждения имеют различные признаки, то эти различия являются видовыми. Цель же отличается от других побуждений тем, что она имеет социальное происхождение.

Как только человек осознает и поймет, что достижение цели возможно, – это состояние и становится побуждением к деятельности, именно это, а не мотивы и потребности побуждают человека к деятельности. Но даже осознание того, что цель достижима, не означает начала самой деятельности. До начала еще далеко. Но можно сказать, что мотив побуждает человека к удовлетворению потребности, а цель побуждает человека к деятельности. Итак, мы пришли к разграничению мотива и цели при рассмотрении деятельности как социального явления.

Исходя из такого разделения, можно предположить, что, стремясь к удовлетворению потребностей, представленных в форме неосознанных мотивов, человек осуществляет действия, а стремясь к удовлетворению потребностей, представленных в форме осознанных мотивов, т. е. в форме цели, человек осуществляет деятельность. Из этого следует, что действия человек может выполнить, не осознавая их, не осознавая их причин, а деятельность нельзя выполнить, не осознавая ее и не осознавая цели ее как основной причины. Таким образом, для выполнения действия не обязательно наличие цели, а для выполнения деятельности цель необходима. Появление цели предшествует деятельности. Без цели нет деятельности.

3. Действие

Действие  в нашем определении деятельности  есть элемент, входящий  в один из компонентов деятельности – «совокупность действий». Как  компонент действие представлено и психологами. Но только в этом включении действия в деятельность наша позиция совпадает с позицией психологов.

Как понимают и как представляют психологи действие?

Психологи считают, что «одним из структурных компонентов деятельности является действие – морфологическая единица любой деятельности. Иначе как в форме действий деятельность не существует. Это важнейшая «образующая» в человеческой деятельности» [51, c. 271]. Это – сильное в логическом отношении высказывание. Во-первых, оно содержит очевидную истину, ибо реальная деятельность без действий не существует. Во-вторых, утверждение оказывается ошибочным, потому что действие не является специфической особенностью деятельности, оно не является признаком только деятельности, действие есть свойство всей живой и неживой природы. Это неотъемлемое свойство материальной действительности, поэтому выдавать его за специфический элемент, образующий деятельность человека, ошибочно, с точки зрения логики познания. Сильное в логическом отношении выражение затрудняет установление сущности социального явления – человеческой деятельности.

Посмотрим теперь, как же соотносят действие и деятельность психологи, которые при этом не имеют однозначного понимания деятельности.

Обратимся к высказыванию И. А. Зимней: «Цель деятельности, точнее, действий, входящих в нее, есть ее интегрирующее и направляющее начало» [51, с. 107]. Говоря о цели деятельности, автор высказывания, уточняя, фактически утверждает, что это не цель деятельности, а цель действий. Но вместе с этим из высказывания ясно, что и деятельность тоже имеет цель. Возникает вопрос о количестве целей в конкретно определенной деятельности. Каждое ли действие из совокупности, составляющей деятельность, имеет свою цель, или они имеют одну и ту же цель? Если и деятельность, и действие имеют цель, то не составляют ли деятельность и действие некоторого тождества?

Обратившись к данному нами определению деятельности, обнаружим, что деятельность и действие не составляют тождества, а цель как элемент деятельности принадлежит именно деятельности, а не действию. Так что действие не имеет цели, действие наряду с целью составляет компонент деятельности.

Ссылаясь на А. Н. Леонтьева, И. А. Зимняя пишет: «Согласно А. Н. Леонтьеву, действие – это такой процесс, мотив которого не совпадает с его предметом (т. е. с тем, на что оно направлено), а лежит в той деятельности, в которую оно включено» [51, c. 109]. Этим высказыванием утверждается, что, во-первых, в деятельность включено действие, что оно есть компонент деятельности (это совпадает с данным нами определением деятельности); во-вторых, что действие направлено на предмет. Но в этом, втором, пункте имеется и расхождение.

Из приведенного высказывания И. А. Зимней следует, что действие имеет предмет и направлено на этот предмет. Согласно нашему определению, предмет является компонентом деятельности, следовательно, имеет предмет деятельность, а не действие. Действие есть лишь компонент деятельности. Таким образом, действие точно направлено на предмет, но на предмет деятельности. Для осуществления деятельности человек направляет один компонент деятельности на другой: действие на средство, а средство на предмет. Далее, о действии говорится как о процессе, тогда как действие есть единичный акт процесса, а процессом, с точки зрения логики, может быть названо не единичное действие, а, по крайней мере, их совокупность или два акта действий. Заметим, что здесь вновь сталкиваемся с метафорой, ибо действию (процессу) присваивается возможность иметь мотив.

Теперь можно обобщить сказанное: у психологов действие имеет предмет, а также мотив, цель и является процессом; деятельность тоже имеет и предмет, и мотив, и цель и является процессом. Таким образом, действие и деятельность у психологов имеют достаточное количество одинаковых, одних и тех же, признаков, чтобы перестать их различать. Для разграничения действия и деятельности нужны другие признаки.

Если вновь обратиться к нашему определению деятельности, то не увидим проблемы разграничения деятельности и действия. Эта проблема есть следствие психологизации социального явления. Деятельность, как социальное явление, имеет цель. Действие не социальное явление и этого признака не имеет. Только в составе деятельности оно может быть отнесено к социальным явлениям.

Очевидно, испытывая неудобства от фактического отождествления действия и деятельности, психологи предприняли попытку указать различие между действием и деятельностью. Это различие состоит в следующем: если мотив некоторого процесса совпадает с его предметом, то это – деятельность, если же не совпадает, то это – действие.

Но последуем за психологами, чтобы выяснить, как они разграничат действие и деятельность по указанному ими признаку. «На широко известном примере чтения учащимся книги А. Н. Леонтьев показывает разницу между деятельностью и действием, – пишет
И. А. Зимняя и далее продолжает. – Так, если учащийся читает ее для того, чтобы удовлетворить свою потребность, узнать что-то новое, «понять, уяснить себе то, о чем говорится в книге», то такой процесс может быть назван в указанном выше строгом смысле этого слова деятельностью. Она направлена на содержание книги. Именно содержание побудило чтение книги, оно было внутренним мотивом деятельности… другое дело, когда ученик читает книгу только для того, чтобы, например, сдать экзамен. В этом случае предмет этого процесса – смысловое содержание книги и его мотив – «сдать экзамен» не совпадают. Следовательно, такой процесс может характеризоваться только как совокупность действий» [51, c. 109].

Если вновь воспользоваться нашим определением деятельности, в котором цель признана основным признаком деятельности, отличающим ее от других действий, то, рассматривая ситуацию с чтением, приходим к другим выводам.

Человек, прочитавший книгу, желал усвоить ее содержание, т. е. имел такую цель, значит, его чтение было деятельностью. Что касается «чтения книги», включенного в деятельность сдачи экзамена, сделаем уточнение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>